На днях у нас в продаже появился первый свежий чай 2014-го года. Как обычно, первыми к нам пришли чаи из провинции Сычуань. Посвящается пятидесятилетию названия Чжу Е Цин.

Эмэйшань расположены в самом центре провинции Сычуань. Эти высокие и обрывистые горы наполнены пленительными пейзажами и разнообразными климатическими зонами. Они давно заработали репутацию «Первой красы в Поднебесной». Чай Чжу Е Цин, Свежесть бамбуковых листьев произрастает в чистой природе высокогорья Эмэя, вскормленный предъясностным солнечным светом, дождями и росой. Когда завариваешь его в стакане, то листочки будто бамбуковые плавают вертикально в воде. Путешествуя весной по Эмэйшаню, разве можно отказаться от стаканчика чистого свежего Чжуецина? Сделаешь один глоток, и сразу ощущаешь сладость во вкусе и долгий-долгий аромат каштанов.

«В царстве Шу есть много гор Бессмертных, но фору всем даёт конечно же Эмэй». Ставший в наше время ЮНЕСКОвским объектом культурного и природного наследия Эмэйшань получил в достатке уважение мировой общественности. За свои удивительные ландшафты, героические и утончённые, удивительные и укромные. За своё богатое и прекрасное культурное содержание. Знаменитые горы издревле рождают хороший чай. Благодаря уникальному географическому положению и прекрасной экологической среде Эмэйшань дал жизнь многим замечательным чаям.

В танскую эпоху местный чай уже включался в список чаёв для подношения императору. В «Комментариях к танскому альманаху» записано: «На Эмэе растёт много лекарственных трав, и чай из них самый лучший, он не такой как в других местах Поднебесной». Сунский литератор Су Ши однажды, тоскуя по эмэйскому чаю, написал прекрасные строки: «Как без нефритовой пиалы мне прославлять Эмэй»? Основатель династии Мин, Чжу Юаньчжан даровал местному монастырю Десяти тысяч лет (Ваньняньсы) статус производителей императорского чая. Тут были посажены тысячи кустов замечательного чая, и каждый год монахи собирали и делали удивительный продукт для высочайших лиц государства. Чжу Е Цин стал славным преемником этой традиции качественных эмэйских чаёв.

20 апреля 1964-го года через горы Эмэй пролегал путь тогдашнего заместителя председателя Госсовета КНР, генералиссимуса и одновременно министра иностранных дел товарища Чэнь И. Этот высокопоставленный чиновник совершал командировку по Сычуани и остановился отдохнуть на середине склона Эмей в монастыре 10000 лет. Старый монах заварил чашку свежесделанного зелёного чая и с почтением поднёс её высокому гостю. Чэнь И почувствовал мощную струю аромата, ударившую ему в нос. Он сделал пару глотков, и только успел отметить чистый вкус и сладкое послевкусие, как почувствовал себя на вершине блаженства. Усталость исчезла без следа, и министр спросил монаха, откуда этот чай. Монах ответил, что это местный эмэйский чай, сделанный по особой старинной технологии. «А как он зовётся»? «У него нет имени. Прошу Вас как большого начальника пожаловать ему какое-то название». После троекратно повторенной просьбы Чэнь И согласился и обратив внимание на схожесть формы чая с бамбуковыми листьями и на то, как зелень радует глаз, дал чаю имя Свежесть (зелень) бамбуковых листьев.

Весеннее путешествие на Эмэй дарует вам чистый воздух, а чашка свежего чая — долгое настроение радости. Эмэйшаньская весна начинается с чашки чая Чжуецин. Это древний чай, поскольку в нём растворилась гармония тысячи лет Эмэя, и в то же самое время это молодой чай, получивший своё название всего лишь полвека назад. Вот так через чай происходят превращения времени на великих горах Эмэйшань.